В плену иллюзий

Почему ВИЧ-положительные отказываются от лечения?

Как известно, ВИЧ-инфекция – это медленная хроническая инфекция. Средняя продолжительность жизни человека после инфицирования вирусом — 5-12 лет при отсутствии лечения. Если раньше последнее было для многих ВИЧ-положительных недоступно, то сегодня Орловский центр СПИД обладает всеми возможностями и препаратами для эффективного лечения иммунодефицита.

Прежде всего это ВААРТ – высокоактивная антиретровирусная терапия, которая препятствует размножению ВИЧ в организме, восстанавливает работу иммунной системы, предотвращает переход ВИЧ-инфекции в стадию СПИДа, а также сводит к минимуму риск появления сопутствующих ВИЧ-инфекции заболеваний. Внедрение ВААРТ существенно повлияло на увеличение продолжительности жизни инфицированных пациентов: на 13-38 лет. Однако далеко не все пациенты хотят бороться за свою жизнь – вот парадокс…

Не наказание

Сегодня Софье 29 лет. Она мама троих детей и вот уже десять лет как ВИЧ-инфицирована. О своем статусе узнала во время первой беременности. Выяснилось, что ее заразил муж, который скрыл, что инфицирован. Напуганная и растерянная, она приняла все советы докторов из Центра СПИД, и терапия сделала свое дело: дочь родилась здоровой. Она простила мужа. Но позже вычеркнула его из жизни.

– Единственный вопрос, который я себе тогда задавала, – рассказывает Софья, – «За что?» Сколько слез я пролила над дочкой, причитая: мама умрет, и ты останешься одна. Только много позже поняла, что это глупо и вопрос глупый. Что болезнь дана как испытание, а не как наказание, а, значит, жить надо просто достойно и ценить то, что имеешь.

Кого это не коснулось, тот не поймет, насколько статус «ВИЧ-инфицированный» давит. И хотя люди, работающие и живущие в этой сфере, придумывают более щадящие названия: «ВИЧ-положительный», ЛЖВ – люди, живущие с ВИЧ, – психологическое давление от этого не меняется. И именно оно зачастую диктует неверное поведение.

– После рождения второго ребенка у меня началась страшная депрессия, – продолжает женщина. – Нет, малышка была здорова, но во мне что-то надломилось. Мне вдруг надоело принимать лекарства. Вот просто опостылело! Тем более, что мужу лекарственная терапия не была показана, он ничего не принимал и великолепно себя чувствовал. Закралась мысль: зачем себя травлю? Я молода, дети здоровы, состояние – абсолютно здорового человека. И бросила пить таблетки. В конце концов, думала я, можно же через восемь лет приема лекарств сделать каникулы, снизить количество «химии» в организме! И сделала, рассчитывая, что продержусь пару лет…

Знаете, мне повезло. Мой организм отреагировал на это очень быстро. Едва прошел месяц без ВААРТ, как я покрылась синяками, появилась колоссальная слабость, меня стали мучить кровотечения. Доктор, узнав, что я прервала терапию, сказала простые слова: истечешь кровью, и дочки останутся без матери. И я поняла, что это – правда.

Благодаря возвращению терапии Софья справилась со всеми проблемами. Войдя в норму, родила третью дочку, тоже здоровую, и сегодня вполне счастлива.

– Мне кажется, я так много знаю о ВИЧ, что уже ничего не боюсь. Бытовым путем ни передать, ни заразить человека невозможно, а остальное – вполне контролируемо. Жизнь преподнесла нам урок, и мне кажется, мы сделали правильные выводы, – заключает молодая многодетная мама.

Страхи, мешающие жить

Что сложного в том, чтобы принимать лечение? В принципе, ничего. Есть таблетки, их надо пить каждый день по расписанию. Но…

– Некоторые наши пациенты морально не готовы лечиться, – рассказывает врач-инфекционист высшей категории Центра по борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями Орловской области Елена Белоносова. – К этому прибавляются страхи: таблетки опаснее вируса иммуннодефицита, волосы выпадут, печень разрушится и прочие глупости. Ну а некоторые, как Софья в свое время, пытаются нам доказать, что великолепно себя чувствуют и без лечения. Потребители же наркотиков зачастую просто не понимают опасности отказа от ВААРТ. Как мне сказал один парень, употребляющий соли, дескать, вы пытаетесь в меня впихнуть всякую «химию».

Это вызывает у некоторых улыбку? А нам не до смеха. Из-за отказа принимать лечение у нас уже рождаются ВИЧ-инфицированные дети, немало осложнений в виде туберкулеза и гепатитов. Последние два случая вовсе страшны: две 29-летние подруги отказались от терапии, вернулись к наркотикам и умерли от сепсиса.

Замечу, что антиретровирусная терапия показана не всем ВИЧ-инфицированным, но доступна всем, хотя очень дорогостояща. К примеру, так называемая «первая линия лечения» стоит порядка 10 тысяч рублей в месяц, вторая – 50-60 тысяч, а третья – до 110 тысяч рублей. При всеобщем дефиците средств и лекарств для больных данные траты кажутся невероятными. Но общество, государство готово платить эти немалые средства для спасения жизней «положительных». Вот только отклик находят не всегда. По статистике, в Орловской области на 1 марта 2015 г. лечение ВИЧ-инфекции получают 487 человек (35% от числа лиц, состоящих на диспансерном учете с диагнозом ВИЧ-инфекция). 6,3% ВИЧ-инфицированных в 2014 г. прерывали лечение по причине отказа, 5,2% возобновили лечение после перерыва. Это значит, что кто-то добровольно сократил свою жизнь, а кто-то сделал лечение гораздо дороже. Может, стоит задуматься: зачем? Эксперименты над жизнью никогда ни к чему хорошему не приводили.

Прекращение приема терапии в течение недели или пять пропусков приема препаратов в течение месяца можно считать срывом в лечении.

Из Федерального закона «ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»:

Статья 27. Обязанности граждан в сфере охраны здоровья.

1. Граждане обязаны заботиться о сохранении своего здоровья.

2. Граждане в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязаны проходить медицинские осмотры, а граждане, страдающие заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязаны проходить медицинское обследование и лечение, а также заниматься профилактикой этих заболеваний.

3. Граждане, находящиеся на лечении, обязаны соблюдать режим лечения, в том числе определенный на период их временной нетрудоспособности, и правила поведения пациента в медицинских организациях.

Елена Николаева