Мысль в рамках детектива

Театральный сезон в муниципальном театре «Русский стиль» начался с пьесы «Мысль» по Леониду Андрееву в режиссуре заслуженного артиста России художественного руководителя театра Валерия Симоненко.

Пьеса «Мысль» на театральных подмостках «Русского стиля» прозвучала в жанре психологического детектива.

По следам Шопенгауэра и Ницше

Леонид Андреев с детства отличался эмоциональностью, неуравновешенным характером, склонностью к экстравагантным поступкам. Однажды в юности, например, лег на рельсы, чтобы испытать себя «на прочность». Благо, поезд благополучно прошел «над». Страсть к литературе тоже пришла с детства. В гимназии в обмен на решение задач по математике он с радостью писал сочинения за одноклассников. Позже увлекся философией Шопенгауэра, Гартмана, Ницше. Были несчастная любовь и попытка самоубийства. Поэтому нельзя удивляться трагическому миросозерцанию Леонида Андреева: к этому он шел сознательно. А может быть его вела судьба...

Писателям свойственно хоть немного «вписывать» в своих героев собственные черты. То же, на мой взгляд, отчасти произошло и с пьесой «Мысль», где отразились душевные сомнения и поиски жизненного пути Андреева.

Ответы на темы жизни и смерти

Кирпичная стена, на фоне которой происходят события, – символическая стена исповеди, плача, признаний – стена, «повидавшая на своем веку» немало. Что за ней: рай, ад или вход в мир обычных людей?

Главный герой и главный мыслитель пьесы, которому предстоит дать ответы по теме «жизнь» и «смерть», – доктор Керженцев (Александр Столяров). В первых же строках своей исповеди он сообщает об убийстве им старого знакомого, писателя Алексея Савелова (Виктор Рассолов). Рассказывает о давней любви к его жене Татьяне Николаевне (Татьяна Иванюк), о том, как в молодости был ею отвергнут. Стрелки на часах тогда показывали шесть вечера. Впоследствии ровно в то же самое время им было совершено убийство. Не по роковому стечению обстоятельств, а по вычисленному убийцей времени. Что это было: очередное испытание на прочность или месть за отвергнутую любовь?

Я – избранный! А ты кто?

Вероятно, под воздействием книг Ницше доктор Керженцев признает право сильного не считаться с законами и запретами морали, потому то ему «все можно», в том числе и убийство. Чтобы избежать наказания, герой симулирует сумасшествие. Но потом и сам не может решить: притворялся сумасшедшим, «чтобы убить», или же убил потому, что был сумасшедшим.

Версия убийства из -за отвергнутой любви тоже имеет право на жизнь: слишком искренне он любил, чтобы усомниться в этой любви.

Тем не менее все, произошедшее с Керженцевым, – личный эксперимент доктора, совершенный в рамках жизненных обстоятельств. После убийства герой вначале испытывает не душевное, а интеллектуальное потрясение: парадоксальный ум может доказать взаимоисключающие положения. Но постепенно игра мыслей открывает перед ним правдивую картину бытия, где высшая ценность – человеческая жизнь. За символической театральной стеной – мир людей. Они разные: сумасшедшие и разумные, счастливые и несчастные, но каждому из них по законам свыше дано право жить и никому не дано права убивать.

Пьесе предшествовал рассказ «Мысль» (1902 г.). Валерий Симоненко сумел соединить пьесу и рассказ в единое целое и сделать успешный спектакль. Это диалог Керженцева не только с собою, но и со зрителем, который шаг за шагом подводит к последней черте: перед нами трагедия запутавшегося одинокого человека, которому нечего сказать в свое оправдание.

ettv