Отец «орловской непрерывки»

В Орле он разработал и внедрил комплексные планы развития жилищно-коммунальных хозяйств для всех регионов России

Его еще называют человеком «де-факто», потому что одна из главных заслуг Альберта Иванова – не только давать идею, но и фактически воплощать ее в жизнь. Как это было в Орле, когда здесь развернулось масштабное строительство.

Альберт Иванов

Заслуженный работник жилищно коммунального хозяйства России, председатель Орловского землячества, почетный гражданин городов Орла и Смоленска. Кандидат экономических наук, является членом Союза писателей России, действительным членом Академии российской литературы. Награжден орденами Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, «Знак Почета», шестью медалями.

– Альберт Петрович, вы родом из Смоленска. Как получилось, что долгие годы жили и работали в Орле?

– После окончания Смоленского энергетического техникума меня направили в Коломну Московской области на машиностроительный завод, а жену – в Орёл учительницей. И мы выбирали, где работать. Я приехал в отдел кадров решить вопрос о ее переназначении, а там оказался начальник управления ЖКХ, который предложил мне работу в управлении жилищно-коммунального хозяйства Орловской области. Я был молодой, окружал себя активными людьми, и мы, по-русски говоря, пахали. С личным временем не считались, да его и не было. Прошел путь от рядового инженера до начальника управления. Потом выдвинули на пост первого заместителя председателя горисполкома, а затем – первого секретаря Орловского горкома КПСС, по тем временам основного руководителя города. Но мы тогда не кичились должностями, а пытались использовать свое положение для решения важных проблем.

– Говорят, вы – отец «орловской непрерывки», комплексной застройки города. В свое время вся страна училась у вас, как надо строить.

– Одним из первых таким образом был застроен Северный район в Орле. Это был метод комплексной застройки со всей инфраструктурой: детсад, школа, аптека, магазины… Новыми были не только методы строительства, но и архитектурное, и планировочное решения. После «хрущевок», где кухонька в пять метров, люди получили прекрасное просторное жилье. В год мы вводили около трех тысяч квартир.

За год вперед надо было сделать проектную документацию, нулевой цикл закладывать раньше, потом вовремя строить. Плюс объединить в одних руках все деньги и заказчиков. Это противоречило тем законам, которые тогда существовали, и надо было перебороть психологию Госплана, Совмина, министерств, ведомств.

Я тогда понял, что, если не наладить взаимоотношения с министерствами и ведомствами, ничего не выйдет, потому что они старались больше вводить промышленных объектов, а социальную сферу отдавали на местное управление. Поэтому я сказал всем министрам: вас много, а я в городе – один министр, и с меня народ спрашивает, так что, надо ввести комплексную застройку, где 20–25% отдавать на соцкультбыт. Вот тогда я возьмусь вводить ваши объекты, а иначе – нет. Жестко сказал. Вначале они обиделись, некоторые даже поругались со мной. Зато потом – как на сына родного смотрели. А в 1974 году состоялось заседание ЦК партии, на котором одобрили этот опыт и рекомендовали всей стране. Это первое.

Второе: то, что было немного раньше. Я говорю: на старой кляче город не вытащишь. Я обратился в академию, и мы составили комплексный план внедрения новой техники в городское хозяйство плюс развитие коммунального машиностроения на Орловщине. Появились Орловский завод погрузчиков, Мценский завод коммунального машиностроения, завод дорожных машин и т. д. То есть мы создали производственную базу и выпускали всю новую технику. Пошли коммунальные машины, автоматизированные системы котельных, водоснабжения... Весь народ приехал к нам учиться. Опять состоялось заседание и ЦК, и Совета министров.

На этом мы не успокоились и решили по-настоящему заняться благоустройством городов. Внесли предложение в Совет министров СССР о том, чтобы наш опыт комплексного благоустройства города с привлечением трудящихся и коллективов был одобрен правительством и чтобы были установлены переходящие красные знамена за лучшее ведение работ по благоустройству городов и областей. Мы получили одобрение правительства, и восемь российских городов и четыре области начали получать знамена за лучшее благоустройство. В общей сложности мы являлись беспрерывными победителями этого социалистического соревнования.

– Старшее поколение помнит, как в Орёл съехались все первые секретари во главе с Горбачёвым...

– Когда я стал секретарем обкома и понял, что на селе у нас беспорядок, то сказал, что бессистемность не пройдет. Если хотите, мол, чтобы я навел порядок, давайте внедрим систему. Мы разработали комплексный план социально-экономического развития села, определили количество задействованных сел, включили в работу всю эту машину. Более того, запретили бестолковую шефскую помощь, а только по договорам, конкретную. Конечно, это была революция. В ЦК вначале недоумевали: мол, что Иванов творит?! А потом тоже полностью одобрили. И в Орёл приехали во главе с Горбачёвым все первые секретари ЦК компартии советских рес публик и крайкомов, и обкомов партии учиться у нас, как надо застраивать и поднимать село.

С чего начали? Вот деревенька. Наметили, где человек там будет работать, что за комплекс, в каких условиях жить, где дети станут учиться? За два года в 100 селах все это сделали. Я наметил сделать 200 сел, но не успел. Как ни просил оставить и доделать, меня забрали в министерство.

Смотрю, как сейчас все решают «пожарным» частным порядком… Так нельзя поднимать страну. Она состоит из кирпичиков – из, областей, регионов. Ну, поучитесь, как в одном регионе делать, и распространите опыт. Мы же научили всю страну строить, благоустраивать, коммунальную технику внедрять, села делать. Почему это невозможно? Наше принципиальное отличие было в том, что мы всегда имели системный и комплексный подход к решению задач, в отличие от «пожаротушения».

– Наверное, и сегодня, идя по городу, замечаете, что повсюду – ваше творчество?

– Когда я приехал в Орёл в 1955 году, город лежал в руинах. Родилась идея с проектом нового театра и площади. Бульвар из американских кленов, гремящие трамваи по центральной улице Ленина остались в прошлом… Мы заказали в Ленинграде план детальной планировки площади. Я привез макет, поставил в кабинете первого секретаря обкома Федора Степановича Мешкова. Приняли нормально, утвердили. Обычно же думают: да ладно, когда это еще будет… Но я тут же постарался начать воплощать идею в жизнь – буквально за одну ночь. Люди проснулись утром, а трамвая уже нет, бульвара нет, площадь вся «срезана». И все начали на меня нападать. Я говорю: вы ж сами утвердили вчера. А они: «Ну, мы ж не думали, что так быстро все произойдет…» Федор Степанович предложил: давайте посмотрим, что народ скажет. Я и тут по-хитрому сделал: вывесил красивый плакат, чтобы увидели заранее, какая будет площадь. И вдруг по улице навстречу нам бабушка в кирзовых сапогах с авоськой идет, и – прямиком к первому секретарю обкома, мол, спасибо, милок, наконец-то все свершилось… Таким образом, народное мнение состоялось.

Когда готовили город к 400-летию, меня попросили написать книгу или какую-нибудь брошюру об Орле. Я вспомнил книгу Моруа о Париже, как красиво он там приглашал к путешествию по городу, и написал по такому же принципу небольшую книжечку «Орёл шагает в будущее», в которой рассказал, каким станет город в будущем, что и где построят. Сегодня свершилось больше того, что я тогда хотел показать. Родились набережные, мемориальные парки, Детский парк. Александровский мост реконструировали. Жаль, что до сих пор под мостом не использовали пустующие арки, которые, к примеру, отлично подошли бы под кафе.

– Альберт Петрович, вы так тепло и в красках описываете город, как художник…

– Я хорошо рисовал. Окончил изостудию, мне даже предлагали поступать в Академию художеств, но я выбрал энергетическую отрасль.

– Может быть, как человек разносторонний и музыкой увлекаетесь?

– Музыкой увлекаюсь, но не играю и не пою. Есть диск с моими стихами, переложенными на музыку: там 21 песня. Первая и самая главная – «Я люблю тебя, задумчивая Русь», которую исполнила Людмила Зыкина. Мы с ней хорошо были знакомы. Когда ей уже было 80 лет, мы съездили к ней на Фрунзенскую набережную и попросили в студии спеть для диска. К слову, недавно ночью я написал стихи о России: «В единстве русских – наша сила».

– Наше Орловское землячество тоже стало сильным благодаря своим традициям, корням. Уехав в Москву и организовав его там, вы как-то использовали свой опыт? Кстати, в нашем землячестве много известных людей?

– Конечно, мы использовали имевшийся опыт для того, чтобы привлечь внимание министерств, ведомств или специалистов для решения многих проблем. Наше землячество на хорошем счету, мы входим в Ассоциацию землячеств. В мэрии Москвы считаемся одними из передовых, потому что проводим много выставок, выступлений в Москве, представляем наши коллективы.

Известных людей у нас много: Панов – бывший министр здравоохранения, академик Арцыбашев, который прошел путь от рядового врача до главного врача, можно сказать, всего Союза. Знаменитый дипломат Вячеслав Кузьмин – 12 лет в ООН работал, в МИД, советником посла в Австралии был… Легендарная личность Прядченко Борис Григорьевич, бывший директор завода «Химтекстильмаш», был заместителем министра, в войну мальчишкой прошел через лагерь Дохау, воспитывался в детдоме, отца репрессировали. Зюганов Геннадий Андреевич… Кстати, он до сих пор считает меня своим учителем. Я, действительно, рекомендовал его первым секретарем райкома в Заводской район. С того карьера и пошла в гору. К сожалению, уже ушли из жизни Маршал Советского Союза Виктор Куликов, писатель Петр Проскурин, известный искусствовед Игорь Круглый, который возглавлял секцию культуры в землячестве.

– В вашей книге «Радости и казусы нашей жизни» раскрываются лучшие черты советских людей послевоенного поколения, тех, кто строил разрушенные войной города, налаживал хозяйство в стране, партийцев и простых людей, не облеченных властью, – всех тех, кто любил свою родину такой, какая она есть, без прикрас и выгод. Это как кадры наших черно-белых отечественных фильмов тех лет...

– В книге «Радости и казусы нашей жизни» панорама жизни моего поколения, действительно, раскрывается через призму человеческих отношений с теми, с кем сводила меня судьба. Но больше пишу на исторические темы. У меня много книг: «Возрождение малых городов России», «Исповедь о непокорных», «По странам и континентам» и другие. Много ездил, видел. Мне повезло: когда я переехал работать в министерство, занимался внешней экономической деятельностью. Поэтому пришлось бывать практически во всех странах мира. В Канаде мы помогали осваивать инфраструктуру в городах северо-западных территорий, где вечная мерзлота. В Америке была такая советско-американская ассоциация, где мы сотрудничали в различных областях, в том числе участвовали в международных выставках. В Японии проводил большую международную выставку по экологии, по озеленению городов, парков. В Аргентине пришлось пускать троллейбус. Во Вьетнаме я занимался реконструкцией электрических сетей. С Францией в области экологии сотрудничали…

– Ваше жизненное кредо...

– Наверное, его сформировала жизнь. Кто пережил войну и разруху, тот меня особенно поймет. Мой родной Смоленск тогда был разрушен больше, чем Орёл… Камня на камне не осталось. Когда началась вой на, мне было 10 лет. Мать и отец погибли. Мы остались с бабушкой вдвоем. Жили вначале в землянке, потом в крепости, потом как семье погибшего нам дали комнату. Я прошел через эти трудности, и для меня в дальнейшем стало главным создавать людям такие условия, чтобы никто подобные трудности не испытывал. Всю свою жизнь я посвятил улучшению условий труда и быта людей. Это мое кредо, от которого я никогда не отступал.

Елена МАР

ettv