Здесь преградили путь к Москве

Фашисты рвались к Москве. 2 октября 1941 года танковая армия Гудериана подошла к Орлу со стороны Кром. Ни в Орле, ни во Мценске не было никаких сил регулярной Красной Армии. Во Мценске находился штаб корпуса Лелюшенко (сам корпус только формировался), и только к вечеру 4 октября первый эшелон 4-й танковой бригады Катукова вошел во Мценск...

Приказ Сталина

В книге «Москва-Сталинград-Берлин-Прага» Лелюшенко вспоминал: «...Ночью снова раздался звонок. Опять вызывают в ставку. Небольшая комната. На столе лежит карта, где обозначено положение противника на 30 сентября 1941 года. За другим столом сидят Сталин, Ворошилов, Микоян и Шапошников. Сталин говорит:

– Мы вызвали Вас снова, так как обстановка резко изменилась. Гудериан уже недалеко от Орла. Сформировать корпус нужно не за пять дней, а за день-два. Вам с генералом Жигаревым надо немедленно вылетать в Орел и на месте во всем разобраться.

– Прошу разрешения доложить свои соображения.

– Докладывайте.

– В Орел сейчас лететь нет смысла. Ни наземных, ни воздушных наших войск там нет, а из тактики врага известно, что свое наступление он надежно обеспечивает с воздуха и на земле. Прошу подчинить мне 36-й мотоциклетный полк и Тульское артиллерийское училище. С ними двинусь навстречу Гудериану. Штаб корпуса расположу во Мценске.

– Думаю, что предложение Лелюшенко можно принять, – сказал Ворошилов.

Шапошников дополнил:

– Выступать нужно быстро. Немедленно по тревоге поднять мотоциклетный полк и училище.

– Правильно, – сказал Сталин и добавил: – Товарищ Лелюшенко, дальше Мценска противника не пропускать. – И красным карандашом прочертил на карте рубеж обороны по реке Зуше».

В атаку идут чекисты

Кажется, Орёл остался один на один с лютым врагом. Начальник Орловского областного управления НКВД генерал-майор Кирсанов писал: «Второго октября оперативно-чекистская группа, работавшая в зоне действующих армий фронта, донесла, что на поселок Кромы двигается мощная группа танков – около трехсот машин. Мы немедленно сообщили об этом командующему фронтом генералу Ерёменко. Также я доложил о прорыве фронта и о занятии районного центра Кромы наркому внутренних дел. Вечером получил от него приказ: «Прорыв фронта большой группой танков не подтверждается. Прорвалась небольшая группа «смертников», которая, достигнув Кром, остановилась на ночлег. Приказываю срочно сформировать из чекистов и истребительных батальонов боевой отряд и под покровом ночи уничтожить прорвавшиеся танки».

Отряд из 600 человек был быстро сформирован под командованием майора Масанова. Комиссаром назначен секретарь парткома управления НКВД Слюнин. Вооруженный винтовками, гранатами, бутылками с горючей смесью и несколькими пулеметами, ранним утром 3 октября отряд вступил в бой с фашистами. Участник этого боя Василий Тихонович Слюнин вспоминал: «Развернув батальон чекистов перед Кромами, мы послали разведку. Она донесла: в Кромах 700 бронированных единиц (танки, бронемашины, автозаправщики, мотоциклы). От услышанного у нас похолодели души. Если немцы пойдут на нас, мы будем раздавлены. Ведь у нас не было не только пушек, но и противотанковых гранат. Видно, приняв нас за регулярные войска, немцы прямо не пошли. Форсировав Оку, они двинулись по старому Киевскому большаку в сторону Орла. Глубокой ночью мы получили приказ: занять оборону у деревни Малая и Большая Быстрая. Но у деревни Кнубрь натолкнулись на немцев, пришлось отойти на реку Цон. В два часа ночи пришел приказ сменить позиции и перебраться поближе к Орлу. На рассвете 3 октября мы уже окапывались на реке Цон, создавая оборонительный рубеж. Атаку немцы начали небольшим отрядом пехоты и легких танков. Чекисты встретили их дружным огнем и на протяжении нескольких часов не давали перейти Цон. В полдень немецкие танки стали обходить нас со стороны Гати. И вот в этот момент…».

Здесь мы прервем рассказ Слюнина. Отряд в 600-700 вооруженных винтовками чекистов против 700 бронированных машин противника – казалось бы, исход боя ясен. Но, приняв чекистов за регулярные войска, фашисты не пошли по тракту, а переправились на правый берег Оки, где в темноте, видимо, не смогли сориентироваться и остановились на ночь в деревне Кнубрь.

Десант над Орлом

Дорог был уже каждый час, а регулярные войска запаздывали. И тогда Ставка приняла решение перебросить из Ивановской области в район Орла 5-й воздушно-десантный корпус в составе 201-й воздушно-десантной бригады. В 5 часов 30 минут 3 октября командир корпуса полковник Гурьев получил приказ задержать продвижение танков Гудериана на Тулу и Москву. Десантники высадились в том месте, где вели бой чекисты...

Теперь вернемся к рассказу Слюнина. «И вот в этот момент я заметил посадку самолетов на Орловском аэродроме. Десантники... выбегали на дорогу Орел-Кромы и с ходу вступали в бой с немецкими танками. Это были молодые здоровые парни, одетые в куртки, шлемы, ботинки, вооруженные полуавтоматическими винтовками, автоматами, ручными пулеметами. У всех на поясах – десантные ножи, связки гранат. Своим бесстрашием, смелостью и напором заставили немцев бежать, повернули вспять даже танки».

Десантники дрались отчаянно, до последнего вздоха. Бой был неравный, но лишь в шесть часов вечера неприятель вошел в Орёл, вряд ли испытав чувство победителя.

Бой местного значения

В боях за наш город погибли 634 десантника. Это они задержали танки Гудериана на несколько дней, пока Лелюшенко собирал регулярные силы. Оставшиеся в живых десантники вместе с танкистами Катукова сражались за город Мценск.

Автор книги «Десант в Орле» Александр Овчинников, пишет: «Если бы зенитчики не открыли огонь по танковой колонне у Малой Фоминки, чекисты не приняли бой на Цоне, а парашютисты не прогнали немцев за Оку, враг был бы во Мценске в середине дня 3 октября. Смелость, мужество зенитчиков, чекистов, парашютистов помогли генерал-майору Лелюшенко организовать оборону. Немцы топчутся двое суток в Орле, десять у Мценска и несколько недель под Тулой. Так что туляки обязаны парашютистам 201-й военно-воздушной бригады. Это они помогли организовать оборону, значит, есть и частица их заслуги в том, что город выстоял, выжил».

Скажем больше: благодаря боям за Орёл, Мценск и Тулу, немцы подошли к Москве значительно позже, чем планировал Гитлер, и потерпели под Москвой первое сокрушительное поражение.

Антонина Гольцова, заслуженный работник культуры

ettv