Дом с историей

Есть в самом центре Орла здания, которые вроде бы неприметные, но которые хранят немало тайн и увлекательных жизненных историй. Одно из них находится во внутреннем дворе, образованном домами на пересечении ул. Горького и Ленина. Почтовый адрес этого объекта: улица Ленина, д. 37а.

Дом на Болховской

Дом одноэтажный, но достаточно приличных размеров, с небольшим крыльцом по центральному входу. Историю этого здания и жизни некоторых его обитателей мне рассказала Ольга Михайловна Михайлова, о которой я писал в очерке «Тринадцать из тридцать седьмого» («ОГГ», 23 января 2015 года). Дополнительные подробности я узнал из книги профессора Вадима Михеева «Петербургские крылья Америки», с которой я познакомился тоже благодаря Ольге Михайловне.

Дому этому чуть больше 100 лет. Построен он незадолго до начала Первой мировой войны одним из офицеров 142-го пехотного Звенигородского полка Василием Прохоровичем Масинёвым. Поручик Масинёв удачно женился в Орле на дочери местного купца Михаила Григорьева. Некоторое время молодожёны жили в доме тестя, но затем Василий Масинёв выстроил собственный, тот самый дом на Болховской улице.

Вера

Летом 1914 года началась Первая мировая война. Василий Масинёв отбыл на фронт. История участия 142-го пехотного Звенигородского полка в боях оказалась короткой и трагической. В августе 1914 года полк попал в окружение и был полностью разгромлен. Большинство солдат и офицеров погибли, а некоторые, в их числе и поручик Масинёв, попали в плен.

Василий Прохорович находился вначале в одном из австрийских лагерей, а потом был определён к кому-то из местных хозяев. У него научился пленный офицер мастерству краснодеревщика, да так, что и после революции с помощью этой профессии на хлеб зарабатывал.

В 1918 году поручик возвращался на родину в одном из эшелонов. Здесь судьба и свела его с медсестрой. Девушка ухаживала за приболевшим поручиком тщательнее и внимательнее, чем за другими ранеными и больными. Звали ее Вера Ботезат.

Вера родилась в семье бессарабского потомственного дворянина Александра Ильича Ботезата. Семья принадлежала к одному из старейших и знатнейших молдавских родов. Отец Веры, Александр Ильич Ботезат, окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Свободно владея семью языками, Александр Ильич служил в Министерстве иностранных дел Российской империи, вначале – в России, а потом за рубежом – во Франции. В семье было трое детей: мальчик Георгий и две девочки – Нина и Вера.

В 1900 году Александр Ильич скоропостижно скончался от сердечной болезни. Вдове и детям пришлось вернуться в Россию.

Здесь семье помог давний знакомый, кишинёвский промышленник и меценат Егор Рыжкан-Дерожинский, который выделил деньги для обучения детей.

Дочери поступили в Сорбонну: Нина – на математический факультет, Вера – на медицинский. Спустя несколько лет они благополучно получили дипломы о высшем образовании и вернулись в Россию. С начала Первой мировой войны Вера Ботезат оказалась в качестве врача в одном из госпиталей, а спустя некоторое время повстречала свою судьбу в лице орловского поручика Василия Масинёва.

…После плена Василий Прохорович благополучно добрался до Орла, и здесь ему сообщили страшную весть. Младшая дочь Наталья, играя во дворе своего дома, упала в фонтан и утонула. Жена не вынесла трагедии и вскоре тоже скончалась. Старшую дочь забрал на воспитание дед. Как уж дальше разворачивались события – точно не известно, но Вера Ботезат, ещё находившаяся в Орле, узнала обо всем. А спустя некоторое время Василий Масинёв предложил ей стать его женой.

Поселились супруги в том самом доме на улице Болховской. Но уже разгоралась Гражданская война, и бывший белый офицер с женой-военврачом отправились добровольцами в Красную Армию. Кидало их по многим фронтам, по городам и весям, но выжили, уцелели Масинёвы. В 1921 году у них родилась дочь Ирина.

Георгий – спаситель

После демобилизации семейство поехало на родину мужа – в Орёл. Но в начале 20-х годов в городе свирепствовал голод. И тут семью Масинёвых спас старший брат Веры – Георгий Ботезат. О нём стоит обязательно сказать несколько слов, потому что он был выдающейся личностью, до недавнего времени совсем забытой на родине.

До революции Георгий сумел получить, обучаясь в нескольких учебных заведениях в России и за рубежом, высшее техническое образование и стал одним из пионеров русской авиации. В годы Первой мировой войны он входил в состав управления Военно-воздушного флота Военного министерства России.

Во время Гражданской вой ны Георгий Ботезат эмигрировал в США, где быстро добился признания. Преподавал в нескольких университетах, а в практическом плане крупнейшие его успехи – постройка первого в ВВС США вертолёта и создание фирмы по выпуску промышленных вентиляторов, которые поставлялись в американскую армию.

Георгий Александрович, будучи добрым и щедрым человеком, сразу же начал помогать сестре Вере, как только узнал о ее проблемах.

В начале 20-х годов XX века в РСФСР действовало благотворительное Американо-российское общество (АРО). С его помощью американцы имели возможность подкармливать голодающих в России родственников. Эмигранты переводили в Страну Советов валюту, за которую родственники получали в специальных пунктах продукты питания.

Василий Прохорович Масинёв ежемесячно ездил из Орла в Москву, откуда возвращался с пакетами муки, крупы, жиров и сухого молока для маленькой дочки Ирины. Она потом вспоминала, что «…благодаря дяде Жоржу, которого я никогда не видела, я и выжила».

Первое время Георгий Ботезат присылал сёстрам частые и длинные письма, в которых рассказывал о своём американском житье-бытье, писал, как скучает и ждёт встречи. К концу 20-х годов в советской России опустился «железный занавес», связь с заграничными родственниками могла закончиться тюрьмой, и, опасаясь за сестёр, американский авиаконструктор Ботезат разом оборвал переписку.

Некоторое время он ещё присылал посылки с дорогими вещами, но вскоре из-за высоких пошлин и этот способ помощи родным стал для них недоступен.

Георгий Александрович Ботезат скончался в феврале 1940 года, так и не увидев больше ни сестёр, ни племянницы Ирины. А семья Масинёвых в самом начале 30-х годов покинула Орёл, поселившись вначале в Геленджике, а потом в Подмосковье. Там, в городе Жуковском, проживала до недавнего времени их дочь, Ирина Васильевна Попова (Масинёва), спасённая от голода 20-х годов своим американским дядей-авиаконструктором.

Ирина Васильевна умерла в 2013 году, но память о семействе Масинёвых хранит теперь её дочь Вера, названная в честь бабушки.

Александр Полынкин

ettv